сеНовости

Вы здесь

Развал США грозит начаться с Калифорнии

Количество сторонников отделения Калифорнии от США сейчас велико как никогда: по последнему опросу Reuters, за это выступают 32% калифорнийцев. При этом Калифорния обещает стать центром борьбы против Трампа – в этом сошлись интересы местных либералов, нелегальных мигрантов и крупного бизнеса. Почему самый богатый штат США стал главной угрозой для их целостности?

Чемпионом по неприятностям для 45-го президента США Дональда Джона Трампа обещает стать Калифорния. В ее городах не утихают многотысячные митинги протеста, а местные законодательные власти уже приготовили пакет специальных законопроектов, дабы заблокировать для главы государства возможность выполнить свои предвыборные обещания: если президент попытается реализовать какие-то из своих начинаний в Калифорнии, местные законодатели объявят, что они противоречат законам штата.

Это касается и строительства пресловутой стены на границе с Мексикой, и депортации нелегальных мигрантов, и борьбы с глобальным потеплением. По мнению американских СМИ, Калифорния «возглавила борьбу синих штатов (то есть демократических – республиканские штаты называют красными) против Трампа».

На первый взгляд, борьба эта выглядит эпично и даже благородно. В частности, в Калифорнии отстаивают права социально незащищенных слоев населения, благо треть получателей социальных пособий в Америке (34%) проживают именно в этом штате. Но если присмотреться внимательнее, за красивыми лозунгами скрываются интересы, в первую очередь, бизнеса. Их много, и они объединяют самых бедных и самых богатых жителей штата. Только вливания из федерального бюджета и кое-какие инфраструктурные проекты, на которых можно заработать, все еще интересуют местные власти. Во всем остальном они чувствуют себя полностью независимыми от Вашингтона.

Основания для этого есть. В 2016 году экономика Калифорнии стала шестой в мире, опередив Францию. Калифорния гордится имиджем самого прогрессивного американского штата и своим свободолюбивым Сан-Франциско – городом легендарного Харви Милка и всеамериканской столицей ЛГБТ. Про права других меньшинств здесь тоже не забывают. Вторым языком штата давно стал испанский: в 2014 году выходцы из Центральной и Южной Америки и их потомки превратились из меньшинства в относительное большинство, а городки типа Анахайма стали преимущественно испаноязычными. Как следствие, экономика штата (прежде всего – строительство и сфера услуг) оказалась завязана на «хиспаников», а около 27% от общего числа нелегальных мигрантов на территории США приходится на Калифорнию (это порядка трех миллионов человек).

Также в штате проживают 13% всех американских либералов (10 млн человек), то есть тех, кто идентифицирует себя с либералами в рамках социологических опросов. Калифорния стала вторым штатом, где были узаконены однополые браки, и пятым, где полностью легализовали марихуану. Именно здесь расположена Силиконовая долина со всеми ее «передовиками» – от Facebook до Tesla. Калифорния борется с глобальным потеплением и быстрее всех американских штатов сокращает вредные выбросы. Здесь же расположен Голливуд. Гламурный имидж западного побережья, над которым усердно работает местная пресса, почти полностью контролируемая Демократической партией, производит незабываемое впечатление.

И в то же самое время в Калифорнии выстраивается полурабовладельческая экономика, напоминающая антиутопии типа «Голодных игр». Именно ее и пытаются защищать власти штата, прочно спаянные с крупным бизнесом.

Взять, например, борьбу губернатора Джерри Брауна против глобального потепления. Сегодня он обещает сделать все, чтобы не позволить Дональду Трампу претворить в жизнь решение об отмене мер по сокращению вредных выбросов. Казалось бы, губернатор ратует за чистый воздух. А на деле – лоббирует интересы своего доброго друга Джона Уотсона, руководителя нефтяной компании Chevron (вторая по оборотам в стране после Exxon Mobil). Несмотря на квоты и запреты, Chevron продолжает активно добывать нефть в Калифорнии. Пару лет назад вместе с двумя другими крупными нефтедобывающими компаниями штата Chevron спонсировала избирательную кампанию Брауна на общую сумму в 9,8 млн долларов. А президент Трамп со своими льготами для нефтяников может усилить позиции конкурентов Уотсона. Вот губернатор Браун с ним и борется.

Противодействие борьбе Трампа с нелегальной миграцией тоже имеет простое экономическое обоснование. Для строительной отрасли, сферы услуг, рестораторов и фермеров Калифорнии легальные мигранты гораздо хуже нелегальных. Легальный мигрант образован, квалифицирован, он требует высокую зарплату, медицинскую страховку, прочие бонусы. Гораздо выгоднее нанять человека без документов и платить ему по минимуму, иметь возможность выгнать в любой момент. Подобное не всегда лишь следствие злой воли капиталиста: налоги и социальные взносы в Калифорнии задраны до предела, вот и приходится экономить. Но подобная оговорка применима только к малому и среднему бизнесу – у больших компаний деньги есть, а потому они устанавливают собственные правила.

Как переплетаются интересы крупных корпораций и нищих нелегалов, видно на примере «Гербалайфа». Родина этой печально известной компании – Лос-Анджелес. Здесь же живет и подавляющее большинство сотрудников «Гербалайфа». От 60 до 80 процентов (550 тысяч) из них составляют испаноязычные мигранты, зачастую – безработные нелегалы. 99,5% дистрибьюторов «Гербалайфа» получают меньше минимальной зарплаты, а 88% – вообще ничего. Между тем компания получает миллиардные доходы (более 4 млрд долларов чистой выручки в рекордном для нее 2012 году).

Справедливости ради, федеральное правительство и при Обаме пыталось прикрыть эту лавочку, обвиняя компанию в том, что она работает, по сути, как финансовая пирамида. Однако в Калифорнии у «Гербалайфа» есть влиятельные защитники. Например, одним из ведущих консультантов компании долгое время числился бывший мэр Лос-Анджелеса Антонио Виллараигоса. Он успешно противился любым попыткам расследовать ее деятельность на уровне штата.

Сын мексиканского эмигранта, Виллараигоса стал первым испаноязычным мэром Лос-Анджелеса. В бытность студентом возглавлял местную ячейку MEChA – радикальной организации испаноязычных, главной целью которой является «реконкиста» территории США – бывшей территории Мексики. Теперь он собирается бороться за пост губернатора Калифорнии–  и имеет неплохие шансы на победу.

С MEChA активно заигрывает и местная элита Демократической партии, тоже весьма заинтересованная в прибытии новых толп мигрантов. Партия выводит «хиспаников» на огромные митинги под лозунгами «Мы пришли сюда, чтобы остаться», используя их в своей войне против президента Трампа и мобилизуя свой испаноязычный электорат. В свое время именно поддержка «хиспаников» позволила Демпартии увести у республиканцев этот прежде консервативный штат, губернатором которого в свое время был Рональд Рейган.

Таким образом, в Калифорнии при полном одобрении еще недавно правящей Демпартии и крупного бизнеса сложился огромный слой люмпен-пролетариата – необразованных и неквалифицированных нелегалов, работающих буквально за еду. Эти демпингующие работники вытесняют за пределы штата и маргинализируют тот самый средний класс, за сохранение которого пытается бороться Трамп. При этом борьбу за рабочие места нелегалам проигрывают и черные, и белые, и «хиспаники» – вне зависимости от цвета кожи.

С этим связана, кстати, поддержка Трампа среди некоторых эмигрантов во втором или третьем поколении. Легализовавшиеся и ставшие американцами мексиканцы осознали, что Трамп, по сути, защищает их рабочие места от «понаехавших». Отлично зная, каких усилий стоило их родителям найти свое место в США, они видят в бывших соотечественниках обычных халявщиков. Портрет одного такого диссидента – мексиканца, поддерживающего Трампа, даже опубликовал этим летом журнал The New Yorker. В интервью этот житель Калифорнии признался, что не смеет даже заикнуться о том, что собирается голосовать за республиканца – «иначе ведь и уволить могут». Таковы реалии самого прогрессивного штата США.

Симбиоз испаноязычных люмпенов, крупного бизнеса и Демократической партии сложился не вчера и достаточно прочен. Для всех участников этой пищевой цепочки Вашингтон представляет реальную угрозу. В этом кроется куда более серьезная опасность для целостности Соединенных Штатов, чем в полукарикатурном движении сепаратистов Calexit.

Сама логика экономического развития отталкивает Калифорнию от США. Годами выстраивавшаяся структура местной жизни прямо противоречит тому традиционному американскому укладу, который надеется восстановить Трамп. На это накладываются калифорнийское самомнение и вера в собственную прогрессивность, которую усердно поддерживают местные СМИ. Добавьте к этому убеждение мигрантов в том, что они потихоньку отвоевывают у Америки собственные территории, и раскрутку этой идеи голосистыми интеллектуалами. Все это создает предпосылки к отколу «острова Калифорния» в том или ином виде. Пока что The New York Times называет эту тенденцию «сецессией в замедленной съемке».

Деловая газета "Взгляд"