сеНовости

Вы здесь

Императорский военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия

Орден Александра Невского был задуман Петром I для награждения исключительно за военные заслуги. Однако намерение Петра не было выполнено, и орден стали вручать и за заслуги на гражданском поприще. Но идея награды исключительно за боевые отличия не угасла. В 1765 году был составлен проект Военного Екатерининского ордена, названного так в честь императрицы Екатерины II. Орден должен был иметь две степени - «большой и малый кресты». Получать его должен был бы любой офицер, отличившийся храбростью или проявивший в бою высокое военное искусство.

Знаки предполагаемого ордена представляли собой четырехконечный крест с раздвоенными лучами («ласточкин хвост»), покрытый белой эмалью. На лицевой стороне в круглом медальоне намечалось поместить государственный герб - двуглавый орёл, на оборотной - вензель учредительницы награды "Е II". Крест предполагалось носить на ленте из красной и зеленой половин с золотой каймой: первая степень шее, вторая степень  - в петлице.

Екатерининский орден так и не был учрежден, вероятно, по причине того, что уже существовал орден Святой Екатерины. Но в 1769 году в развитие идеи, не осуществленной четырьмя годами ранее, появился боевой офицерский орден Святого Георгия.

Имя для воинской награды взято неслучайно: на Руси с древних времён, народ почитал Святого Георгия как покровителя воинов. В 1036 году, князь Ярослав Мудрый, после победы над печенегами, основал в Киеве монастырь в честь своего христианского покровителя (церковное имя князя было Георгий). Монастырь был освящен 26 ноября, что стало впоследствии и днем учреждения ордена Святого Георгия.

Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был официально учрежден императрицей Екатериной II 26 ноября 1769 года, через год после начала русско-турецкой войны.

Впервые в России орден был разделён на четыре степени.

Низшая, четвертая степень ордена представляла собой золотой крест с расширяющимися от центра лучами, покрытыми белой эмалью. В центральном круглом медальоне креста ордена на розовом (а с 30-х годов XIX века красном) фоне помещалось изображение Святого Георгия на коне, поражающего копьем змия. Интересно, что некоторыми это изображение неверно трактуется как борьба с драконом, но дракон в отечественной геральдике олицетворяет добро. И дракон, и змий изображаются в геральдике крылатыми, но дракон - с двумя лапами, а змий - с четырьмя. Эта тонкость, оставаясь незамеченной, и приводит к ошибочной трактовке изображения змия как дракона. Крест носился в петлице или на колодке.

Третья степень ордена Святого Георгия представляла собой такой же крест, который носили не в петлице, а на шее.

Знаки ордена второй степени включали такой же крест на шее, но большего, чем третья степень, размера, и на груди помещалась четырехугольная золотая звезда с девизом «За службу и храбрость».

Высшая - первая - степень ордена представляла собой тот же большой крест, носить который следовало на широкой ленте через правое плечо, и звезду на груди.

Георгиевская лента ордена всех степеней имела чередующиеся три черные и две оранжевые продольные полосы. Позднее многие воинские награды получили по наследству эту почетную, предназначавшуюся исключительно для боевых орденов и медалей, оранжево-черную ленту.

Для кавалеров ордена было предусмотрено «особое кавалерственное одеяние, состоящее в оранжевом бархатном супервесте, с чёрными широкими напереди и назади бархатными же крестами; супервест обшит кругом золотою с канителью бахромою»

В статуте ордена говорилось: «Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается».

Предназначался орден для награждения сугубо за отличие в военных подвигах. О чём и было указано в статуте его: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием».

Орден вручался тому, кто, «лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенное его уничтожение», или, «лично предводительствуя войском, возьмет крепость». Эта награда могла быть выдана также за взятие неприятельского знамени, захват в плен главнокомандующего или корпусного командира неприятельского войска и другие подвиги.

Правда предусматривалась и другая возможность: поскольку «не всегда всякому верному сыну отечества такие открываются случаи, где его ревность и храбрость блистать может», претендовать на получение ордена четвёртой степени могли и те, «кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской 18 кампаний офицерами служили»

За выслугу лет давалась четвертая степень ордена: в офицерских чинах - 25 лет - в полевой службе и 18 кампаний - в морской, при условии участия хотя бы в одном сражении. При этом с 1816 года на знаках, полученных за выслугу лет, помещалась надпись, соответственно-"25 лет" и "18 кампаний". Двадцатипятилетний срок выслуги сокращался на три года для тех офицеров, которые участвовали в выдающихся сражениях: штурме Очакова в 1788 году, взятии Измаила в 1790 году, штурме Праги (предместье Варшавы) в 1794 году, в сражении при Прейсиш-Эйлау в 1807 году, в штурме турецкой крепости Базарджик в 1810 году.

Кроме того, офицеры, заслужившие в боях орден Святого Владимира четвёртой степени с бантом, убавляли из двадцатипятилетнего срока для получения Георгия четвёртой степени за выслугу еще по три года, а награжденные золотыми шпагами «За храбрость» - по два года. Позднее к этому списку прибавились новые льготы: срок получения «выслужного» Георгия убавлялся за орден Анны третьей степени с бантом на два года, Анны четвёртой степени (холодное оружие «За храбрость») - на один год. На один год убавлялся этот срок и для офицеров, получивших за боевые заслуги «высочайшее благоволение» императора - награду, заносившуюся в формуляр отличившегося.

Убавлялся на одну кампанию срок получения ордена Святого Георгия «за 18 кампаний» и для морских офицеров, участвовавших в выдающихся морских сражениях, например, в Роченсальмском сражении со шведами в 1789 году, «в разных действиях Черноморского флота» в 1791 году и других. Кроме того, участие в кругосветных путешествиях на судах «Восток» и «Мирный» в 1819-1821 годах, а также в нескольких других «кампаниях кругом света», осуществленных до конца 20-х годов XIX столетия, засчитывалось вдвое по сравнению с календарным временем.

Здесь же следует добавить, что морские офицеры, не принимавшие участия ни в одном сражении, должны были совершить для получения «выслужного» Георгия не 18, а 20 кампаний, в связи с чем и надпись на награде, получавшейся ими, была «20 кампаний».

С февраля по май 1855 года существовал вариант ордена четвертой степени с бантом из Георгиевской ленты, который свидетельствовал, что его кавалер награждён дважды — за выслугу лет, а позднее за отличие в бою.

В мае 1855 года специальным указом награждение орденом Святого Георгия четвёртой степени за выслугу лет прекращалось и вместо него офицерам и генералам стали выдавать орден Святого Владимира четвёртой степени с соответствующей надписью. И с этого времени орден стал наградой исключительно за боевые заслуги.

Первоначально, при награждении более высокой степенью, знаки низшей степени не надевались и сдавались в Капитул орденов. Но с 1856 года было разрешено носить одновременно знаки всех степеней ордена Георгия.

С 1845 года награждённые только орденами Святого Владимира и Святого Георгия любых степеней получали права потомственного дворянства, в то время как для других орденов требовалось награждение высшей первой степенью.

С 1849 по 1885 год имена георгиевских кавалеров отмечались на мраморных досках в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца в Москве

Для награждения иноверцев, существовал вариант ордена, на котором вместо Святого Георгия был изображён двуглавый орёл. Образец ордена с орлом был утверждён императором Николаем I 29 августа 1844 года в ходе Кавказской войны.

C 29 июня 1917 года орден Святого Георгия четвёртой степени стал единственным орденом России, которым могли награждаться солдаты (в том случае, если они исполняли офицерские обязанности в бою). Лента такого ордена украшалась серебряной лавровой ветвью.

Заслужить орден Святого Георгия в боевой обстановке было чрезвычайно трудно. Например, за первые сто лет существования этой награды орден четвёртой степени за храбрость в бою получили 2239 человек, третьей степени - 512, второй - 100 и первой - лишь 20 человек.

Для награждения третьей и четвертой степенью Военная Коллегия должна была подробно описать подвиг и собрать доказательства, прежде чем подносить на утверждении монарху. Высшими степенями — первой и второй — награждал лично монарх по своему усмотрению. Практика награждений в XIX веке приблизительно выработала критерии, по которым генерал мог быть удостоен высших степеней. Чтобы заслужить Святого Георгия первой степени, требовалось выиграть войну, для награждения второй степенью надо было выиграть важное сражение.

Что касается третьей и четвертой степеней, то согласно статуту ордена 1769 года награждения достоин офицер: «тот, который ободрив своим примером подчинённых своих, и предводительствуя ими, возмёт наконец корабль, батарею, или другое какое занятое неприятелем место.

Ежели кто в укреплённом месте выдержал осаду и не здался, или с отменною храбростию защищал и вылазки делал, храбро и разумно предводительствовал, и чрез то победу одержал, или способы подавал к приобретению оной.

Ежели кто себя представит и возмётся за опасное предприятие, которое ему совершить удастся.

Ежели кто был первый на приступе, или на неприятельской земле, при высаживании людей из судов».

Первым Георгиевским кавалером, получившим эту награду за боевой подвиг, стал подполковник Федор Иванович Фабрициан, награжденный 8 декабря 1769 года орденом Святого Георгия третьей степени. Его отряд, насчитывавший чуть более полутора тысяч человек, был окружен у Дуная семитысячным турецким отрядом. Несмотря на явное неравенство сил, отряд Фабрициана атаковал противника, обратил турок в бегство и, преследуя отступающих, с ходу взял неприятельский город Галац.

27 июля 1770 года за блестящую победу 7 июля того же года при Ларге выдающийся русский полководец П. А. Румянцев-Задунайский был награжден сразу орденом Святого Георгия первой степени. В один день с ним стали Георгиевскими кавалерами генералы П. Г. Племянников, Н. В. Репнин и Ф. В. Боур, оказавшись первыми военнослужащими, отмеченными орденом второй степени. Первым кавалером ордена Святого Георгия четвёртой степени за отличие в сражении под Добрым 1770 года стал премьер-майор Рейнгольд Людвиг фон Паткуль.

Всего орденом Святого Георгия первой степени было награждено 25 человек, за всю его историю.

Первым кавалером стала сама Екатерина II, возложившая на себя орден в день его учреждения, вторым - П.А.Румянцев, ставший первым, кто получил орден первой степени за боевые заслуги.

Последними же кавалерами по времени получения стали в русско-турецкую войну 1877-1878 годов главнокомандующий русскими войсками на кавказском театре великий князь, генерал от артиллерии Михаил Николаевич и командовавший действовавшей на европейском театре Дунайской армией великий князь, инженер-генерал Николай Николаевич Старший, ставший двадцать пятым и последним в русской военной истории кавалером ордена Святого Георгия первой степени «за овладение 28-го Ноября 1877 года, твердынями Плевны и пленение армии Османа-Паши».

Среди удостоенных высшей степени, было только четыре человека, ставшие полными кавалерами ордена (то есть награждённые всеми четырьмя степенями).

Это генерал-фельдмаршал светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский, получивший орден четвёртой степени за сражении при Алуште, третьей - за штурм Измаила,  второй - за сражении при Мачине, и первой «за поражение и изгнание неприятеля из пределов России в 1812 году».

Полным кавалером ордена был генерал-фельдмаршал князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли получивший орден четвёртой степени за взятие Вильно, третьей - за сражение при Полтуске, второй - за Бородинское сражение, и первой степени в 1813 году за отличие при Кульме.

Так же полными кавалерами были генерал-фельдмаршал князь Иван Фёдорович Паскевич-Эриванский и генерал-фельдмаршал Иван Иванович Дибич-Забалканский.

Ещё три человека были награждены орденом Святого Георгия с третьей по первую степень. Среди них и Александр Васильевич Суворов. Третью степень он получил за подавление польского восстания 1770 и 1771 годов, вторую - за поиск на Туртукай, а первую степень - за победу в сражении при Рымнике в 1789 году.

Кроме Суворова три степени имели: Григорий Александрович Потёмкин-Таврический, получивший первую степень за взятие Очакова в 1788 году и генерал от кавалерии граф Леонтий Леонтьевич Беннигсен, получивший первую степень «За успешные действия против французов в войну 1814 года».

Среди награжденных первой степенью были граф А. Г. Орлов-Чесменский, получивший награду за победу в Чесменском сражении в 1770 году, генерал-аншеф Н.В. Репнин, за победу в сражении при Мачине, генерал-аншеф П.И.Панин за взятие Бендер, генерал-аншеф В.М. Долгоруков-Крымский, за взятие Перекопа в 1771 году, В.Я.Чичагов за победу над шведским флотом в Выборгском заливе в 1790 году.

Так же это и иностранные военачальники: командовавшей шведской армией  король Карл XIV Юхан — бывший наполеоновский маршал Жан-Батист Бернадот — получивший орден за битву при Денневице в 1813 году, прусский маршал Блюхер и австрийский генералиссимус Шварценберг за «Битву народов» при Лейпциге в 1813 году, британский фельдмаршал Веллингтон за компанию 1814 года.

Хотя формально по старшинству орден Святого Георгия первой степени стоял ниже высшего ордена Андрея Первозванного, полководцы ценили его выше всякой другой награды. Это видно из письма А. В. Суворова дочери от 1789 года: «Получил знаки Св. Андрея тысяч в пятьдесят, да выше всего, голубушка, Первый класс Св. Георгия. Вот каков твой папенька. За доброе сердце, чуть, право, от радости не умер».

Первым кавалером ордена второй степени в 1770 году стал генерал-поручик П. Г. Племянников «за оказанный пример мужества, служивший подчинённым его по преодолению трудов неустрашимости и к одержанию над неприятелем победы 21-го июля 1770 года под Кагулом». Последним награду в 1916 году стал французский генерал Фердинанд Фош «за успешное завершение Верденской операции 21 декабря 1916 года».

Среди кавалеров ордена второй степени (а их за всю историю ордена насчитывается 125) имена П. С. Нахимова, Ф. Ф. Ушакова, П. И. Багратиона, М. И. Платова. А. П. Тормасова, Д. С. Дохтурова, П. П. Коновницына, А. И. Остермана-Толстого, Н. Н. Раевского, А. П. Ермолова, Н. Н. Муравьева-Карсского. Э. И. Тотлебена. И. В. Гурко, Ф. Ф. Радецкого. М. Д. Скобелева. Последним кавалером ордена Святого Георгия второй степени из российских подданных оказался генерал от инфантерии Н. Н. Юденич, награжденный за Эрзерумскую операцию 1916 года.

Третьей степенью ордена Святого Георгия отмечено около 640 человек, среди которых множество также хорошо известных фамилий: это и сын знаменитого «арапа Петра Великого», генерал-фельдцейхмейстер морской артиллерии Иван Абрамович Ганнибал, и генерал-майор И. М. де-Рибас, чья фамилия вполне заслуженно вошла в одесскую топонимику, прославленные военачальники Я. П. Кульнев. А. Ф. Ланжерон. И. В. Васильчиков, П. С. Кайсаров, М. Г. Черняев, М. И. Драгомиров, моряки В. И. Истомин, В. С. Завойко. В числе награжденных этим высоким орденом в годы Первой мировой войны - генералы А. А. Брусилов, Л. Г. Корнилов, Н. Н. Духонин, А. М. Каледин, А. И. Деникин...

Перечислить же тысячи офицеров и генералов, заслуживших в бою четвёртую степень ордена Святого Георгия, просто невозможно. Среди знакомых имён: партизаны 1812 года Д. В. Давыдов и А. Н. Сеславин, адмирал С. О. Макаров, капитан крейсера «Варяг» В. Ф. Руднев.

Императрица Екатерины II была не единственной женщиной, награжденной этим орденом. Так, королева Королевства Обеих Сицилий Мария София Амалия, в 1861 году получила орден Святого Георгия четвертой степени за «За мужество, проявленное во время осады крепости Гаэта».

А в 1915 году император Николай II, нарушив статут ордена, наградил им,  в виде исключения, сестру милосердия Римму Михайловну Иванову «За мужество и самоотвержение, оказанное в бою, когда после гибели всех командиров приняла командование ротой на себя; после боя скончалась от ран».

В годы Первой мировой войны, среди тысяч офицеров, заслуживших право на орден Георгия четвёртой степени, сотни были награждены посмертно. До этого было не принято награждать павших на поле сражения посмертно. Один из достойнейших генералов Отечественной войны Д.П.Неверовский, участвовавший во многих сражениях заграничного похода, в сражении при Лейпциге был тяжело ранен и за это сражение представлен к награждению Георгием третьей степени. Рана оказалась смертельной, и фамилии генерал-лейтенанта Д.П.Неверовского не осталось даже в списках награжденных.

Среди первых «смертью запечатлевших подвиг», был знаменитый русский летчик П. Н. Нестеров, совершивший первый в мире воздушный таран и героически погибший в начале войны, 26 августа 1914 года.

Учреждённый в 1917 году орден Святого Георгия четвёртой степени с лавровой ветвью был вручен лишь два раза. Его кавалерами стали подпрапорщик 71-й артиллерийской бригады Иосиф Фирсов и подпрапорщик Осетинского конного полка Константин Сокаев.

Первым кавалером ордена четвёртой степени за 25-летнюю выслугу на суше стал генерал-поручик И. Шпрингер, а за 18 кампаний на море - капитан-лейтенант И. Д. Дуров. Впервые же Георгиевский крест с надписью на лучах «20 кампаний» получил, лишь в 1835 году военный моряк, прослуживший в морском флоте два десятилетия и умудрившийся не участвовать ни в одном сражении. Этим кавалером стал капитан-лейтенант Н. Ф. Иванов.

Моряки прославили Россию не только в сражениях - многие из них совершили в начале XIX века кругосветные путешествия, обогатившие науку. В числе военных моряков, отмеченных орденами Святого Георгия с надписью «18 кампаний», такие всемирно известные исследователи, как Ф. Ф. Беллинсгаузен, И. Ф. Крузенштерн, М. П. Лазарев, Ф. П. Литке.

Орден Святого Георгия единственный из числа орденов Российской империи, награждения которым производились за военные заслуги и после 1917 года, когда все царские ордена были отменены.

В декабре 1918 года как Верховный правитель России и Верховный главнокомандующий адмирал А. В. Колчак возобновил награждения орденом Святого Георгия. Первая степень не вручалась, четвертую же степень получили 47 офицеров, а третью 10 офицеров, среди которых генералы Войцеховский и Каппель, а так же и сам адмирал Колчак, уже получивший четвертую степень в 1915 году.

Генерал Миллер, на Северном фронте выдал целых 19 орденов Святого Георгия четвёртой степени, причем 5 кавалеров были из числа английских офицеров.

Императорский военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия являлся высшей военной наградой Российской империи.

И если говорить об ордене Святого Георгия в расширенном смысле, то он представлял собой целый комплекс отличий для офицеров, нижних чинов и воинских подразделений, и кроме самого ордена к нему относились: знак Отличия Военного ордена Святого Георгия или Георгиевский крест, золотое Георгиевское оружие, медаль "За храбрость", коллективные Георгиевские награды.