сеНовости

Вы здесь

Знак Отличия Военного ордена Святого Георгия

В январе 1807 года императору Александру I была представлена записка, в которой доказывалась необходимость учреждения особой награды для солдат и нижних офицерских чинов. При этом автор записки ссылался на опыт Семилетней войны и военных кампаний Екатерины II, когда солдатам раздавались медали, где фиксировалось место сражения, в котором они участвовали, что, безусловно, повышало солдатский боевой дух. Автор записки предлагал сделать эту меру более эффективной, раздавая знаки отличия «с некоторою разборчивостию», то есть, с учетом реальных личных заслуг.

13 февраля 1807 года вышел Высочайший Манифест, учредивший Знак Отличия Военного Ордена.

В Манифесте оговаривался внешний вид награды — серебряный крест с изображением Георгия Победоносца в центре на черно-оранжевой ленте. Правила награждения Георгиевским крестом были схожи со статутом ордена Святого Георгия — за взятие вражеских знамен, пушек, пленение неприятельского офицера, вступление первым на валы и стены укреплений противника и т.д. Были в манифесте оговорены и другие нюансы новой награды, в частности, льготы и материальные поощрения (треть воинского оклада за каждое награждение), предоставляемые кавалерам, а также то, что количество подобных знаков ничем не ограничено. В дальнейшем к льготам награжденным добавили освобождение от всех телесных наказаний. Награды раздавались новым кавалерам командирами в торжественной обстановке перед фронтом воинской части, на флоте — на шканцах под флагом.

Знак Отличия Военного Ордена, кроме официального, получил и другие наименования: Георгиевский Крест 5-й степени, солдатский Георгиевский Крест, солдатский Георгий («Егорий»).

Первым получил солдатского Георгия унтер-офицер Кавалергардского полка Егор Иванович Митрохин за отличие в бою с французами под Фридландом 2 июня 1807 года.

Следом за ним награды получили Псковского драгунского полка унтер-офицер В. Михайлов и рядовой Н. Клементьев, рядовые Екатеринославского драгунского полка П. Трехалов и С. Родионов.

Всего же к началу 1812 год был выдан 12 871 знак. Так солдатским Георгием была награждена знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова, начавшая службу простым уланом: в сражении под Гутштадтом в мае 1807 года она спасла от неминуемой гибели офицера и получила единственную в то время боевую награду для нижних чинов.

Знаком отличия иногда награждали гражданских лиц низших сословий, причём без права именоваться георгиевским кавалером. Одним из первых подобным образом был награждён кольский мещанин Матвей Андреевич Герасимов. В 1810 году судно, на котором он вёз груз муки, было захвачено английским военным кораблём. Но вскоре после захвата Герасимов с товарищами сам взял высадившихся на его судно англичан в плен, и таким образом смог вернуть судно обратно.

Поначалу, когда число награжденных было сравнительно небольшим, знаки отличия были без номеров, но с увеличением числа представленных к награде и составлением списков кавалеров, появилась необходимость их нумерации. Согласно официальным данным, награды без номера до октября 1808 года получили 9 000 нижних чинов. После этого на Монетном дворе начали выпускать знаки с номерами, под которым получивший награду вносился в так называемый «вечный список Георгиевских кавалеров». В ходе военных кампаний, имевших место до похода Наполеона на Россию, они вручались более 13 000 раз. Во время Отечественной войны и Заграничных походов русской армии в 1813-14 годах, число награжденных существенно возросло. Количество пожалований за эти годы приблизилось к 25 000.

Именно на этот период пришелся случай награждения солдатской наградой генерала. В сражении под Лейпцигом, генерал от инфантерии М. А. Милорадович вёл бой в солдатском строю. Это происходило на глазах императора Александра I, которой вручил ему серебряный крест.

В той же войне был и ещё один, редкий для того времени, случай награждения женщины. Прусский унтер-офицер София Доротея Фредерика Крюгер получила Георгиевский крест за сражение при Денневице в 1813 году, в котором была дважды ранена.

В 1833 году, в царствование императора Николая I, был принят новый статут ордена Святого Георгия. Он включал в себя ряд нововведений, некоторые из которых касались и награждения крестами нижних чинов. К примеру, все полномочия в пожаловании награды отныне стали прерогативой Главнокомандующих армиями и командиров отдельных корпусов. Это сыграло положительную роль, поскольку значительно облегчало процесс пожалований, избавленный таким образом от многих бюрократических проволочек. Еще одно новшество заключалось в том, что все солдаты и унтер-офицеры, после третьего награждения получившие максимальную прибавку к жалованию, получали право носить крест с бантом из Георгиевской ленты, что стало в определенном смысле предвестием будущего разделения награды на степени.

В 1844 году были внесены изменения во внешний вид крестов вручаемых мусульманам, а в последствие и всем не христианам. В знак уважения их религиозных чувств, на обеих сторонах центрального медальона награды помещали государственного орла. Нумерация этих крестов шла отдельно.

В марте 1856 года Знак Отличия Военного Ордена был поделен на четыре степени. Первая и вторая степени изготовлялись из золота, а третья и четвёртая — из серебра. Награждение степенями должно было осуществляться последовательно, при этом для каждой степени вводилась своя собственная нумерация. К первой и третьей степеням для визуального отличия присоединялся бант из Георгиевской ленты.

После многочисленных пожалований за Турецкую войну 1877-78 годов, штемпеля, используемые на Монетном дворе для чеканки крестов, были обновлены, при этом медальером А.А.Грилихесом были внесены некоторые изменения, и награды уже окончательно приобрели тот вид, который сохранился до 1917 года. Изображение фигуры Святого Георгия в медальоне стало более выразительным, динамичным.

В XIX веке Георгиевские Кресты выдавались очень скупо, как правило, лишь за выдающиеся подвиги. Например, всю русско-турецкую войну 1877-78 годов Знак Отличия Военного ордена первой степени заслужили лишь 60 человек.

В числе немногих гражданских лиц, награжденных в эту кампанию солдатским Георгием, был Василий Иванович Немирович-Данченко, старший брат выдающегося отечественного режиссера Владимира Ивановича Немировича-Данченко. Известный к тому времени писатель, Василий Иванович приехал военным корреспондентом на Дунайский театр и скоро был признан лучшим публицистом, пишущим о событиях 1877-78 годов. Но, кроме литературного таланта, эта война позволила Немировичу-Данченко проявить и незаурядное личное мужество под огнем врага, за что он был награжден Знаком Отличия Военного ордена четвёртой степени.

10 августа 1913 года император Николай II утвердил новый Статут комплекса наград, которые официально стали называться Георгиевскими.

После введения нового статута Знак Отличия Военного ордена для награждения нижних чинов стал официально называться Георгиевским Крестом. Для каждой степени этой награды вводилась новая нумерация. Также упразднялась особая награда для иноверцев, им стал вручаться знак обычного образца. Был дополнен перечень подвигов, подпадающих под награду, вплоть до «исправления телефонного сообщения под сильным огнем противника» и «самоотверженного тушения пожара вблизи местонахождения взрывчатых веществ».

Первые Георгиевские кресты после издания нового Статута в небольших количествах были изготовлены к апрелю 1914 года, а уже в июле, в связи с начавшейся войной на Монетном дворе началась чеканка большого числа Георгиевских крестов. В течение только 1914 года в войска было отправлено почти двести тысяч наград, а всего, до января 1917 года было изготовлено почти полтора миллиона солдатских Георгиев.

20 сентября 1914 года император Николай II лично вручил Георгиевский крест четвёртой степени №1 в Царском Селе рядовому 41-го пехотного Селенгинского Полка Петру Черному-Ковальчуку, захватившему в бою знамя австрийского гренадерского полка. Крестом той же степени с порядковым №2 император наградил унтер-офицера того же полка Алексеева. Георгиевский крест третьей степени №1 получил вахмистр-подпрапорщик Лейб-Гвардии Конного полка Ананий Рушпица, крест второй степени №1 достался вахмистру-подпрапорщику Лейб-Гвардии Гусарского полка Егору Шестакову. Крестом высшей степени №1 был награжден фельдфебель-подпрапорщик 1-го пехотного Невского полка Никифор Климович Удалых. В середине августа 1914 года после неудачных боев в Восточной Пруссии полк отступил, а полковое знамя Никифор Удалых вынужден был зарыть при отходе. Через некоторое время Удалых отправились на занятую противником территорию, нашел знамя и доставил его к своим, при этом получив ранение. За этот подвиг Никифор Удалых был представлен сразу к Георгиевскому кресту первой степени.

Единственный иностранец, награжденный всеми четырьмя степенями Георгиевского креста — французский летчик Альфонс Пуарэ — воевал в Первую мировую войну на русском фронте.

Женщины также удостаивались солдатской награды. Сестра милосердия Кира Башкирова заслужила в бою Георгиевский крест четвёртой степени, а другая сестра милосердия, Антонина Пальшина — два креста, четвёртой и третьей степеней, и две Георгиевские медали. В ноябре 1914 года, еще в начале войны, по 3-му Кавказскому армейскому корпусу был отдан приказ командира:

«Мною 6-го сего ноября за заслуги награжден охотник 205-го пехотного Шемахинского полка Анатолий Красильников Георгиевским крестом четвёртой степени за №16602, который на перевязочном пункте оказался девицей Анной Александровной Красильниковой, послушницей Казанского монастыря. Узнав, что братья ее, рабочие Артиллерийского завода, взяты на войну, решила одеться во все солдатское и стать в ряды вышеупомянутого полка... Исполняя обязанности санитара, а также участвуя в боях, она, Красильникова, оказала боевые заслуги и проявила редкую храбрость, воодушевляя роту с коей пришлось ей работать». Кроме награждения Георгиевским крестом, Анна Красильникова была произведена в прапорщики и после выздоровления вернулась в свой полк. Похожий подвиг совершила и Елена Константиновна Цебржинская, фельдшер-доброволец 186-го пехотного Асландузского полка.

Из известных женщин, ставших Георгиевским кавалером в годы первой мировой войны, стоит назвать Марию Бочкарёву, которая создала и командовала первым в истории русской армии женским батальоном.

Даже дети, убежавшие на фронт из родительского дома, отличившись в сражениях, становились Георгиевскими кавалерами. Так, 10-летний доброволец пулеметной команды 131-го пехотного Тираспольского почка Степа Кравченко был дважды ранен, за спасение в бою пулемета награжден Георгиевским крестом четвёртой степени 12-летний доброволец Коля Смирнов был захвачен в плен, «за умолчание о расположении и численности своей части» получил от немцев 50 ударов плетьми, позже бежал. В последующих боях он совершил еще несколько подвигов — вывел раненого офицера из-под огня и доставил на перевязочный пункт, захватил в плен германского офицера. Коля был награжден Георгиевским крестом четвёртой степени и двумя Георгиевскими медалями.

Известно несколько случаев награждения Знаками Отличия Военного ордена целых подразделений.

В 1829 году был награждён экипаж легендарного брига «Меркурий», принявшего и выигравшего неравный бой с двумя турецкими линкорами. В 1865 году награду получили казаки 4-й сотни 2-го Уральского казачьего полка, выстоявшие в неравном бою с многократно превосходящими силами кокандцев под кишлаком Икан. В 1904 году награждены экипажи крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», погибших в неравном бою с японской эскадрой. В 1916 — казаки 2-й сотни 1-го Уманского кошевого атамана Головатова полка Кубанского казачьего войска, за труднейший рейд в апреле 1916 года во время Персидской кампании. И в 1917 году награды удостоены бойцы Корниловского ударного полка за прорыв австрийских позиций у деревни Ямница.

В мае 1915 года было принято решение уменьшить пробу используемого на награды золота. Боевые награды высших степеней начали изготавливать из сплава с содержанием чистого золота в 60 процентов. А с октября 1916 драгоценные металлы были полностью исключены при изготовлении всех Российских наград. Георгиевские Кресты стали чеканить из томпака и мельхиора.

Когда число изготовленных Георгиевских крестов четвёртой степени достигло миллиона, возникла неожиданная трудность, так как на поперечных концах креста уместить более шести знаков без значительного уменьшения самих цифр не представлялось возможным. С этого момента стали изготавливать кресты на верхних лучах которых помещено обозначение «1/М», то есть «Один миллион». Остальные цифры порядкового номера награды по-прежнему чеканились на горизонтальных лучах.

После Октябрьской революции Декретом Совнаркома от 16 декабря 1917 года, подписанным В.И.Лениным, «Об уравнении всех военнослужащих в правах» ордена и другие знаки отличия, в том числе и Георгиевский Крест, были отменены.

Тем не менее, Георгиевские кресты, в отличие от других наград Российской империи, можно было увидеть и на мундирах военнослужащих Красной армии, даже через много лет. Так, после начала Великой Отечественной войны мобилизовали много людей старших возрастов, среди которых были участники Первой мировой, награжденные Георгиевскими крестами. Такие военнослужащие носили награды «явочным порядком», в чём им никто не препятствовал, и пользовались в армейской среде законным уважением.

Например, достоверно известно, что один из шести полных кавалеров Георгиевского креста, ставших при этом Героями Советского Союза, К. И. Недорубов, Золотую Звезду Героя носил вместе с Георгиевскими крестами.

После ввода в систему советских наград ордена Славы, во многом сходного по идеологии с солдатским Георгием, были даже предложения узаконить старую награду, предлагалось приравнять бывших георгиевских кавалеров к кавалерам советского ордена Славы, «так как статут последнего почти полностью соответствует статуту б. ордена Георгия и даже цвета их орденских лент и их рисунок одинаковы». Был даже подготовлен проект Совнаркома, но реальным постановлением он так никогда и не стал.

Среди военачальников Красной армии было немало георгиевских кавалеров. Дважды награждались Георгиевским крестом Георгий Жуков, Родион Малиновский, Константин Рокоссовский, Сидор Ковпак. Василии Иванович Чапаев заслужил в боях три Георгиевских креста. Полными кавалерами были: А. И. Еременко, И. В. Тюленев, К. П. Трубников, С. М. Будённый. Причём Будённый был даже награждён пять раз: первой награды, Георгиевского креста четвёртой степени, Семён Михайлович был лишён по суду за рукоприкладство к старшему по званию, но затем ещё четыре раза был награжден.

В годы Гражданской войны Георгиевские кресты вручались, в Северной армии и на Восточном фронте, хотя точной информации по количеству награждений мало. Последний известный Георгиевский кавалер, получивший награду на русской земле в 1920 году - 18-летний вахмистр П. В. Жадан, за спасение штаба второй конной дивизии генерала Морозова.

Последние награждения Георгиевским крестом состоялись в 1941 году в рядах Русского Корпуса, сражавшегося на стороне Германии с партизанскими отрядами Народно-освободительной армии Югославии.

На этом, история одной из самых известных российских наград закончилась.